Берггольц никто не забыт стих


/ Просмотров: 94133
Закрыть ... [X]

Игорь Лебедевъ: литературный дневник

"Никто не забыт, ничто не забыто..."
(О.Ф.Берггольц)


Эти слова в нашей стране знает каждый. Но не все знают, что их впервые произнесла Ольга Федоровна Берггольц, ленинградская поэтесса, ведущая ленинградского радио в осажденном фашистами городе. В черные дни блокады Ольга Берггольц стала поистине народной поэтессой, разделив с ленинградцами все ужасы того страшного времени, вселяя в них надежду своими стихами.


Блокадная ласточка


Весной сорок второго года
множество ленинградцев
носило на груди жетон -
ласточку с письмом в
клюве.


Сквозь года, и радость, и невзгоды
вечно будет мне сиять одна -
та весна сорок второго года,
в осажденном городе весна.


Маленькую ласточку из жести
я носила на груди сама.
Это было знаком доброй вести,
это означало: "Жду письма".


Этот знак придумала блокада.
Знали мы, что только самолет,
только птица к нам, до Ленинграда,
с милой-милой родины дойдет.


...Сколько писем с той поры мне было.
Отчего же кажется самой,
что доныне я не получила
самое желанное письмо?!


Чтобы к жизни, вставшей за словами,
к правде, влитой в каждую строку,
совестью припасть бы, как устами
в раскаленный полдень - к роднику.


Кто не написал его? Не выслал?
Счастье ли? Победа ли? Беда?
Или друг, который не отыскан
и не узнан мною навсегда?


Или где-нибудь доныне бродит
то письмо, желанное, как свет?
Ищет адрес мой и не находит
и, томясь, тоскует: где ж ответ?


Или близок день, и непременно
в час большой душевной тишины
я приму неслыханной, нетленной
весть, идущую еще с войны...


О, найди меня, гори со мною,
ты, давно обещанная мне
всем, что было,- даже той смешною
ласточкой, в осаде, на войне...
1945


Сегодня Ольге Федоровне Берггольц исполнилось бы ровно 100 лет.


Она родилась 16 мая (по старому стилю - 3 мая) 1910 г. в Петербурге в семье врача. Семья жила на рабочей окраине Петербурга в районе Невской заставы. Там прошли детские годы будущей поэтессы.


В 1920-х гг. Ольга Берггольц училась в трудовой школе. Ее первые стихи были опубликованы в 1924 г. в заводской стенгазете, а через год Ольга Берггольц вступила в литературную молодежную группу "Смена".


В 1926 г. она стала студенткой Высших государственных курсов искусствоведения при Институте истории искусств, а через несколько лет была переведена в Ленинградский университет.


В 1930 г. Берггольц окончила филологический факультет Ленинградского университета и по распределению уехала в Казахстан, где стала работать разъездным корреспондентом газеты "Советская степь", о чем она сама рассказала в своей книге "Глубинка" (1932).


Вернувшись в Ленинград, Ольга Берггольц в течении 3-х лет работала редактором в многотиражке завода "Электросила". Позднее работала в газете "Литературный Ленинград".


В 1932-1935 гг. вышли первые сборники Ольги Берггольц с которых начинается ее известность, как поэтессы. Среди ее произведений того времени - поэмы, стихотворения, рассказы, повести, пьесы, публицистика: повесть "Углич" (1932), сборник очерков, написанных в Казахстане "Глубинка" (1932) сборник лирики "Стихотворения" (1934), повесть "Журналисты" (1934), сборник рассказов "Ночь в "Новом мире" (1935), повесть "Зерна" (1935), сборник "Книга песен" (1936).



Севастополь


Белый город, синие заливы,
на высоких мачтах - огоньки...
Нет, я буду все-таки счастливой
многим неудачам вопреки.
Ни потери, ни тоска, ни горе
с милою землей не разлучат,
где такое трепетное море
кропотливо трудится, ворча,
где орлы и планеры летают,
где любому камешку - сиять,
где ничто-ничто не исчезает
и не возвращается опять.
1935



Я люблю сигнал зеленый,
знак свободного пути.
Нелюбимой, невлюбленной,
хорошо одной брести.


Снег легчайший осторожно
вертится у самых губ...
О, я знаю,- все возможно,
все сумею, все смогу.


Разве так уж ты устала,
беспокойная душа,
разве молодости мало,
мира, круглого, как шар?


И твердят во всей природе
зеленые огоньки:
проходите, путь свободен
от любви и от тоски...
1935


В декабре1938 г. Ольгу Берггольц арестовали, обвинив в том, "что она являлась активной участницей контрреволюционной террористической организации, готовившей террористические акты против Жданова и Ворошилова". Полгода в заключении, где в результате побоев у нее родился мертвый ребенок. В июле 1939 г. Ольга была освобождена "за недоказанностью состава преступления".



Листопад


Осенью в Москве на бульварах
вывешивают дощечки с надписью
"Осторожно, листопад!"


Осень, осень! Над Москвою
Журавли, туман и дым.
Златосумрачной листвою
Загораются сады.
И дощечки на бульварах
всем прохожим говорят,
одиночкам или парам:
"Осторожно, листопад!"


О, как сердцу одиноко
в переулочке чужом!
Вечер бродит мимо окон,
вздрагивая под дождем.
Для кого же здесь одна я,
кто мне дорог, кто мне рад?
Почему припоминаю:
"Осторожно, листопад"?


Ничего не нужно было,-
значит, нечего терять:
даже близким, даже милым,
даже другом не назвать.
Почему же мне тоскливо,
что прощаемся навек,
Невеселый, несчастливый,
одинокий человек?


Что усмешки, что небрежность?
Перетерпишь, переждешь...
Нет - всего страшнее нежность
на прощание, как дождь.
Темный ливень, теплый ливень
весь - сверкание и дрожь!
Будь веселым, будь счастливым
на прощание, как дождь.


...Я одна пойду к вокзалу,
провожатым откажу.
Я не все тебе сказала,
но теперь уж не скажу.
Переулок полон ночью,
а дощечки говорят
проходящим одиночкам:
"Осторожно, листопад"...
1938



Марш оловянных солдатиков


Эй, солдат, смелее в путь-дорожку!
Путь-дорожка огибает мир.
Все мы дети Оловянной Ложки,
и ведет нас Юный Командир.


Гремят наши пушки,
штыки блестят!
Хорошая игрушка,
дешевая игрушка —
коробочка солдат.


Командир моложе всех в квартире,
но храбрей не сыщешь молодца!
При таком хорошем командире
рады мы сражаться до конца.


Гремят наши пушки,
штыки блестят!
Отличная игрушка,
любимая игрушка —
коробочка солдат.


Всех врагов мы сломим понемножку,
все углы мы к вечеру займем,
и тогда об Оловянной Ложке
и о Командире мы споем.


Гремят наши пушки,
штыки блестят!
Первейшая игрушка,
храбрейшая игрушка —
коробочка солдат!


Осень 1940


Творческая зрелость приходит к Ольге Берггольц в годы Великой Отечественной войны. Во время блокады Ленинграда Ольга Берггольц находилась в осажденном городе. В ноябре 1941 г. её с тяжело больным мужем должны были эвакуировать из Ленинграда, но муж умер и Ольга Федоровна осталась в городе.


Из блокнота сорок первого года


В бомбоубежище, в подвале,
нагие лампочки горят...
Быть может, нас сейчас завалит,
Кругом о бомбах говорят...
...Я никогда с такою силой,
как в эту осень, не жила.
Я никогда такой красивой,
такой влюбленной не была.



Пережив блокаду Ленинграда, Берггольц посвятила героической обороне города произведения "Февральский дневник", "Ленинградская поэма" (1942), "Ленинградская тетрадь" (1942; сборник), "Памяти защитников" (1944), пьесу "Они жили в Ленинграде" (написана совместно с Георгием Макогоненко в 1944 году и поставлена в театре Александра Таирова), "Твой путь" (1945), киносценарий "Ленинградская симфония" (1945; совместно с Макогоненко), пьеса "У нас на земле" (1947).


В 1951 г. Ольга Берггольц была удостоена Государственной премии СССР.


В 1960 е вышли ее поэтические сборники "Узел", "Испытание", в 1970-е гг. - "Верность", "Память".


Дневники, которые поэтесса вела много лет, при её жизни не увидели свет, архив после смерти был конфискован властями. Фрагменты дневников и некоторые стихотворения появились в 1980 г. в израильском журнале "Время и мы". Большинство не публиковавшегося в России наследия Берггольц вошло в третий том собрания ее сочинений, изданный в 1990 г.


Ольге Берггольц пришлось пережить не одну личную трагедию: у нее одна за другой умерли дочери: в 1933 г. - младшая Майя, а спустя три года - старшая Ирина. Третьего ребенка Берггольц потеряла в тюрьме.


Последние шестнадцать лет жизни поэтессы были наполнены "болью, вином, одиночеством", но не погасили в ней песенного дара. В последний свой год она говорила: "я живу через боль, пишу через боль..."


Какая темная зима,
какие долгие метели!
Проглянет солнце еле-еле -
и снова ночь, и снова тьма...


Какая в сердце немота,
ни звука в нем, ни стона даже...
Услышит смерть - и то не скажет.
И кто б ответил? Пустота...
О нет, не та зима, не та...


И даже нежности твоей
возврат нежданный и летучий,
зачем он мне? Как эти тучи:
под ними жизнь еще темней,
а мне уже не стать певучей.


Но разве же не я сама
себе предсказывала это,
что вот придет совсем без света,
совсем без радости зима?..
1949


Скончалась Ольга Федоровна 13 ноября 1975 г. в Ленинграде и была похоронена, вопреки своему пожеланию, не на Пискаревском кладбище, а на Литераторских мостках Волковского кладбища.


Именем Ольги Берггольц названа улица в Невском районе Санкт-Петербурга. На улице Рубинштейна, 7, где она жила, открыта мемориальная доска. Еще один бронзовый барельеф ее памяти установлен при входе в Дом радио, где она работала в блокадные годы.


Строки Ольги Берггольц высечены на гранитной стеле Пискаревского мемориального кладбища: "Никто не забыт, ничто не забыто".




© Copyright: Игорь Лебедевъ, 2010.

Список читателей


Полный список статей

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   Кабинет   Ваша страница   О портале       Стихи.ру   Проза.ру


Источник: http://www.proza.ru/diary/lii2008/2010-05-16



Рекомендуем посмотреть ещё:



Никто не забыт и ничто не забыто (Ольга Бугримова) / Стихи. ру Тамада для свадьбы в оренбурге

Берггольц никто не забыт стих Берггольц никто не забыт стих Берггольц никто не забыт стих Берггольц никто не забыт стих Берггольц никто не забыт стих Берггольц никто не забыт стих Берггольц никто не забыт стих

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ